Гибридизация дикой кошки с домашней и гибридные популяции

Относительно большей части ареала лесного кота имеются сообщения о гибридизации его в природе с домашней кошкой. Эта проблема, представляя существенный теоретический интерес, имеет и практическую сторону — различение чистых и гибридных особей.

И Средней Европы

Группу лесных кошек можно рассматривать как формы; которые автохтонно развились в Европе в раннем—среднем плейстоцене. Исходной формой была, lunensis Martelli (Виллафранка; Куртен, 1965). Домашняя кошка представляет собой одомашненную, так называемую буланую кошку Египта, подвид другой группы форм вида (libyca, а именно F. s. libyca). Лесная дикая кошка Европы (группа silvestris) к происхождению домашней кошки прямого отношения не имеет (см. ниже «Происхождение домашней кошки»).

Первое появление домашней кошки в Европе относится к IV в. н. э. (Рим). Долгое время она представляла собой редкость и расселялась по Европе довольно медленно (X в. — Англия, XII в. — Киев; Пидопличко, 1956). Несомненно, что в течение всего средневековья и большей части нового времени, несмотря на усиленные рубки («эпоха вырубок» в Западной и Средней Европе XI—XII вв.), условия для существования дикого лесного кота были повсеместно вполне благоприятны и плотность и структура его населения нормальны. По этим причинам и в силу малочисленности домашней кошки гибридизация с ней едва ли имела место, по крайней мере в сколько-нибудь заметном масштабе.

Быстрое обезлесение Западной и Средней Европы и перестройка ее лесов особенно в XIX в., совпали с прямым усилением преследования и истреблением хищников (волк, рысь, медведь) в интересах охотничьего хозяйства. Уничтожению подлежала и дикая кошка, ареал которой стал очень быстро сокращаться, а численность катастрофически падать. Почти по всей территории Западной Европы, кроме отдельных восточных областей (Карпаты), в начале нашего столетия она исчезла или превратилась в редкого (крайне редкого) зверя.

В этих условиях («отсутствие партнера», в частности), как считают некоторые, гибридизация с домашней кошкой, бродячими или даже одичавшими животными из единичного в начале прошлого века в нашем веке стала широко распространенным явлением. На возможность гибридизации саму по себе указывали многие авторы. Согласно крайней точке зрения (Суминский, 1962, 1962а), в Средней и Западной Европе эта гибридизация приняла такие размеры, что в настоящее время почти все добываемые здесь лесные кошки в той или иной мере несут признаки домашней и «чистых» лесных котов в Европе даже уже вообще нет. Во всяком случае, нет «чистых» популяций, хотя примесь крови домашней кошки в разных популяциях, по-видимому, различна — вплоть до преобладания ее признаков. Так, средний «процент чистоты»1 по краниологическим признакам составляет в Альпах Франции и Швейцарии 44,1%, в Венгрии 61,6%, на территории б. Германии 63,1%, в Шотландии 66,1%, в Подъше 73,0% (Суминский, 1962, 1962а).

Поскольку принимается, что плодовитость гибридов не ограничена, процесс уничтожения дикой кошки в Европе идет не только в результате преследования и «лишения ландшафта», но и гибридизации. Таким образом, несмотря намеры охраны, принимаемые в некоторых странах, дикая кошка в Европе исчезает, хотя особи «диких кошек» и сохраняются и даже может возрастать их численность.

Так или иначе обстоит дело в Западной Европе (см. далее), в нашей стране положение было и есть иное. Сами условия существования животного, его численность и плотность его населения в западных областях Украины, особенно же в обширных лесах Карпат, таковы, что позволяют популяции сохраняться в высокой степени чистоты, хотя случаи гибридизации, конечно,- не исключены. Еще в большей мере, это, по-видимому, относится к Кавказу. В некоторых местах здесь известны бродячие и одичавшие домашние кошки, а также потомство от диких котов у домашних кошек, главным образом в маленьких, удаленных лесных поселках, например на лесных кордонах. Однако области обширных лесов Главного Кавказа и некоторых частей Закавказья таковы, что здесь гибридизации практически нет или она может быть лишь редкой, во всяком случае, она не может сказываться на характере дикой популяции и влиять на ее чистоту. При оценке этого явления следует также иметь в виду, что сама возможность покрытия самок домашними самцами в условиях нормальной плотности и структуры населения диких кошек, которые имеются у нас, вероятно, близка к нулю. Домашние самцы, несомненно, не могут успешно конкурировать с дикими. Такая гибридизация может влиять на тип домашних кошек, что, по-видимому, и имело место (см. ниже), но не на тип популяции дикой.

В свете новых данных действительное положение как в Западной, так и в Центральной Европе совсем не таково, как оно рисуется из рассмотренных материалов. Оказалось, что при всей ненадежности различительных признаков и комбинаций их, указанных разными авторами, отдельные экземпляры диких лесных и беспородных домашних (полностью домашних, бродячих, охотящихся в лесу и одичалых) кошек надежно различаются по объему мозговой коробки, т. е. по величине мозга. Этот признак обнаружен на основе давно установленной закономерности, по которой мозг домашней формы всегда меньше мозга дикой исходной («предка») (Клатт, 1912). Хотя домашняя кошка и не происходит непосредственно от европейской лесной, они принадлежат к одному виду. Соотношение сохраняется даже несмотря на то, что кошка изменена одомашниванием меньше, чем другие виды.

У дикой лесной кошки общий объем мозговой коробки больше 35 см8, у домашней меньше 32 см8. При объеме между 32 и 35 см8 (редкий случай) обе формы различаются по отношению «наибольшая длина черепа — объем мозговой коробки». Если этот индекс меньше 2,75, череп принадлежит дикой кошке, в ином случае — домашней (индекс действителен в 99% случаев; по 139 черепам диких и 317 домашних кошек из Франции, территории б. Германии, Румынии, Югославии, Венгрии, Швейцарии; Шауенберг, 1969). Применительно к западнокарпатской популяции указанный критический индекс может быть снижен до 2,60, а нижняя граница объема черепа лесных кошек принята 36 см3. На всех черепах с объемом, характерным для домашней кошки, очень хорошо выражено вдавление (glabella) в месте стыка носовых костей с лобными —характерная черта домашней кошки (50 черепов дикой кошки из западных Карпат и 63 черепа домашних, частью одичавших кошек из средней Моравии — Чехословакия; Кратохвил и Кратохвил, 1970).