Охота степной дикой кошки

 

В Юго-Западной Африке этот кот охотится на мелких грызунов, зайцев и ягнят антилоп, на птиц — вплоть до самых крупных, а также ловит ящериц, черепах и насекомых. С ферм таскает домашнюю птицу и ягнят (Шортридж, 1934). По-видимому, нападать на молодых антилоп и ягнят овец эта кошка может лишь в исключительно редких случаях. Прежнее указание Э. Эверс-манна (1850), что пища этой кошки «состоит преимущественно в антилопах», ошибочно.

О количестве животных, добываемых котом за одну охоту, и весе пищи, съедаемой им за один раз, можно судить по содержимому желудков отдельных зверей в низовьях или: 1) 10/V — ящерицы (много), малый тушканчик;

Суровую зиму
  1. 24/IX — заяц-песчаник (взрослый), фазан (самка), вес содержимого 1000 г;
  2. 18/Х — гребенщиковая песчанка, мохноногий тушканчик, вес — 200 г;
  3. 19/ХП — домовая мышь, тростниковая овсянка; 5) фазан (самец), вес
    около 300 г; 6) 27/1 — заяц-песчаник, вес 350 г; 7) февраль — фазан, домовая
  4. мышь — 6 экз.; 8) 25/111 — гребенщиковая песчанка, домовая мышь, пастушок (А. А. Слудский).

 

В юго-восточной Туркмении: 1) 14/Х — днем добыт кот, возле которого лежала задушенная им краснохвостая песчанка, два этих зверька найдены в его желудке; 2) 8/П — несколько мелкйх птиц; 3) 9/II — в желудке 6 крас-нохвостых песчанок, у которых разгрызены лишь головы, а туловище почти целое, вес содержимого 270 г; 4) 9/П — 6 хохлатых жаворонков и курица (Е. И. Щербина). В декабре 1958 г. близ Кушки добыт самец, в желудке которого найдены остатки 14 афганских полевок (Сапоженков, 1961).

По-видимому, в естественных условиях кот в сутки съедает до 600 г кормов, а в исключительных случаях до 1 кг. В зоосадах кот съедает за сутки 400 г мяса (Обухова и Шахназаров, 1949).

Степные коты постоянно концентрируются на участках, где регулярно кормятся фазаны и жируют зайцы-песчаники. С установлением снежного покрова они регулярно обходят места кочевок фазанов (особенно в декабре — феврале). Особенно много их собирается к местам, где ,в многоснежные зимы держатся фазаны, ослабленные бескормицей, тем более, если среди них начинается падеж. Так, в суровую зиму 1950/51 гг., когда в низовьях или уже в конце декабря высота снежного покрова достигла 20—25 см, эти коты собирались на обширных солончаках, заросших солянками и тростником, где было много фазанов. Птицы, истощенные голодом, легко становились добычей котов, так как взлетали с трудом, а часто не могли лететь совершенно. В это же время были оттепели с дождями, во время которых они намокали, а затем обмерзали. Спасаясь от дождя, фазаны забивались в особенно густые заросли, но обмерзали и там. Обмерзшим фазанам трудно было вылететь из густого бурьяна или тростника и здесь их свободно ловили не только коты, но и собаки. В декабре 1950 г. ежедневно находили свежие остатки одного-двух съеденных фазанов и около них следы котов. 23 декабря 1950 г. удалось убить двух котов, евших днем фазанов. В это время из птиц от этих хищников страдают главным образом петухи; среди 21 фазанов, съеденных котами, было 13 петухов.

В зиму 1950/51 гг. концентрация хищников в местах гибели фазана отмечена и в среднем течении или в Панфиловском районе Алма-Атинской области (Н. И. Чернов). Коты собираются также к местам, где ведется интенсивная охота на фазанов и кормятся многочисленными подранками (низовья Ка-ратала, или, Чу и Сырдарьи). Изредка коты отбирают добычу, пойманную другим хищником. Например, 22/XII—1950 г. в низовьях или, днем кот отнял у зимняка добытого им фазана (А. А. Слудский). Судя по следам и встречам с котами, они всегда охотятся в одиночку, хотя животные из одного помета держатся зимой недалеко друг от друга.

В Казахстане кот, поселяясь у водоемов, постоянно ходит на водопой, но в пустынях Кызылкумы и Устюрт живет и за десятки километров от водных источников. В Туркмении весной и летом, т. е. в зной и безводье этого кота часто наблюдали в безводных районах Бадхыза (Гептнер, 1956). Он держится здесь даже в глубине пустыни, однако в общем тяготеет к искусственным источникам — колодцам, где пьет в колодах после водопоя овец, и заставам; здесь он заходит пить даже во дворы. Следы кота бывают и у оставшихся на лето горькосоленых родничков. По-видимому, долго совсем без водопоя бадхызские коты не обходятся (В. Г. Гептнер).

В Узбекистане в Каршинской степи кот также обитает в безводных районах, но где есть естественные водоемы или артезианские скважины, он регулярно приходит к ним на водопой (Кашкаров, 1967). В Юго-Западной Африке котов наблюдали и вдали от воды, но тем не менее они будто бы регулярно ходили на водопой (Шортридж, 1934).

По-видимому, степной кот все же может утолять жажду не только водой из источников, но и за счет влаги, имеющейся в тканях его добычи.