Питание дикой кошки

Питание. В карпатах дикая ксшка в основном питается желтогорлыми мышами, рыжими и подземными полевками (Pitymus subterraneus), которые в буковых лесах в «мышиные» годы встречаются в громадном количестве (Ф. И. Страутман); ловит и русаков (Татаринов, 1956). В Закарпатье кормится главным образом мышевидными грызунами, куриными птицами и белками (Конюхович, 1953). В плавнях Днестра охотится на мелких полевок, водяных крыс и птиц (Браунер, 1923), а в плавнях Прута, судя по анализу 77 данных по питанию, кот кормится главным образом водяной крысой (91,0% встреч), серой крысой (24,0%), ондатрой (13,0%). Из птиц чаще всего нападал на камышовок (52,0%), белоглазого нырка (20,8%),лысуху (9,1 %),погоныша (5,2%), серую утку (2,6%). Кроме того, поедал лесных мышей (3,9%), рыбу (3,0%), моллюсков (2,6%) и жуков (1,5%). В Молдавии в низовьях рек в питании зимой преобладают грызуны, а летом птицы, рыба, раки. Особенно много водоплавающих и других птиц кот ловит в мае—июне, когда большинство их сидит на гнездах (Лозан, Корчмарь, 1965).

В дельте Кубани главные кормовые объекты дикой кошки — многочисленные здесь пасюки и водяные крысы, кроме того, она ловит ондатру и водяных птиц (М. П. Павлов, Л. А. Волянский). На Северном Кавказе основная добыча этой кошки летом — мышевидные грызуны и сони-полчки, реже птицы. Изредка в желудках находили различные плоды, в том числе и ягоды рябины. В очень редких случаях нападает на молодых косуль и серн (Динник 1914). В Дагестане от этого хищника особенно страдают выводки фазанов и куропаток (Гептнер и Формозов, 1941). На черноморском побережье, судя по исследованию остатков добычи кошки, она питается мелкими птицами, мышами, землеройками и зайцами. Однажды в ее логове нашли перья орлана-белохвоста, а в другой раз череп козленка. При случае ест свежую падаль, но обычно подходит к ней лишь после того, как ее начнут терзать шакалы. С появлением дикой кошки шакалы отступают от падали и вновь принимаются за еду лишь после ее ухода (Образцов, 1928).

В Кавказском заповеднике (12 желудков, 35 экскрементов; в % % от общего  количества данных) корма дикой кошки были следующие; млекопитающие — 100,0, грызуны — 95,7; мышевидные — 93,6; кустарниковая полевка — 76,6; лесная мышь— 14,9; соня-полчок—2,1; заяц-русак — 2,1; крот — 4,2; землеройка— 4,2; серна — 2,1; мелкие птицы — 3,5; насекомые — 2,1; осоки, злаки (листья) — 10,6 (Теплов, 1936). Остатки серны найдены в экскрементах, собранных 22 декабря; кот, видимо, ел Падаль. Найден также селезень кряквы, съеденный кошкой. В желудках трех кошек, добытых в августе — сентябре в Закатало-Нухинской долине, обнаружены желтогорлые мыши, и соня-полчок, возле логова кошки найдены остатки кеклика; в желудках кошек, добытых летом в Исмаиллинском районе Азербайджана, обнаружены только остатки желтогорлой мыши, лесной мыши и сони-полчка (Руковский, 1953).

Во время засухи 1948 г. на черноморском побережье около усыхавших рзерков (например, оз. Иманати, верховья р. Гуринки), на которых сконцентрировалась нутрия и водяная птица, появилось много диких кошек и шакалов, которые регулярно охотились на грызунов и птицу. В январе 1949 г. после замерзания уцелевших от засухи плесов кошки ловили нутрию, скрывавшуюся в зарослях, в еще больших размерах, так как она вынуждена была жить на суше. В 1939 г. в Абхазии на сравнительно небольшой площади Инкитских болот за лето было уничтожено 60 диких кошек и 70 шакалов. Неудивительно, что при такой численности хищников в Грузии после суровых зим 1948/49 и 1949/50 гг. нутрия повсеместно стала редкой. В желудках четырех кошек, добытых в декабре 1949 г. в окрестностях оз. Инкит, обнаружены остатки крякв, поганок, певчих птиц, водяных крыс и мелких мышевидных грызунов (М. П. Павлов). У кошки, добытой 12 июня 1937 г. в Армении в буковом лесу, желудок был наполнен ящерицами (Е. П. Спангенберг).

В Западной Европе кошки кормятся грызунами — хомяками, пасюками, сонями, водяными крысами, полевками и лесными мышами, изредка мелкими хищниками — куницами, хорьками, горностаями и ласками, а также землеройками и кротами. Насекомоядных они едят неохотно. Остатки белок и лесных птиц найдены лишь в незначительном количестве (Сатунин, 1915; Бо-фор, 1961; Траубот, 1961). Там же дикая кошка изредка нападает на телят оленей, косуль и серн, охотится на зайцев и кроликов и ловит рыбу, нанося ей во время нереста, особенно форели, некоторый вред (Гааке, 1901; Динник, 1914; Хальтенорт, 1957; Бофор, 1961). Встречаются отдельные особи кошек, специализирующиеся на добывании молодняка копытных. Поселяясь близ поселка человека, а часто и прямо в нем, кошка приносит большой ущерб птицеводству.

Из приведенных материалов по питанию лесной кошки в различных частях ее ареала можно заключить, что повсеместно основной ее добычей служат мелкие грызуны (мыши, полевки, крысы), на втором месте стоят птицы (куриные, утки, реже воробьиные), на третьем — сони, зайцы, нутрии, ондатры и насекомоядные. На остальных животных она охотится в годы низкой численности мышевидных грызунов или случайно.

Во время охоты кошка бродит как по лесу, так и по опушкам и полянам. Там, где позволяют обстоятельства, лесной кот охотно выходит кормиться на поля. Зимой 1923/24 гг. в декабре—январе под Владикавказом стояла теплая бесснежная погода. Это был год высокой численности мелких грызунов, главным образом серой полевки. Коты, очень многочисленные в тот год в лесах предгорий («Черные горы»), вместе с лисицами в сумерки, по-видимому, поголовно выходили в прилежащие к лесу поля. Шли даже волки. Компания охотников за короткие сумерки могла на этих переходах стрелять по нескольким котам и лисицам. Коты были очень жирны (В. Г. Гептнер).

Имеются указания, что

Преследуя добычу, иногда взбирается на самые вершины высоких деревьев, иногда перепрыгивает с дерева на дерево. Добычу скрадывает, и затем ловит, делая несколько прыжков, или караулит, стоя (лежа) возле норки или щели в камнях. Прыжки иногда достигают 3 м. Добычу разыскивает с помощью слуха и зрения. Обоняние развито относительно слабо. На нутрию и водяную птицу охотится, карауля их на низко нависшем над водой дереве, под которым они плавают. Такие приемы охоты этой кошки на утренней заре наблюдали в Грузии (Павлов, 1953). На одном из усохших озер наблюдали попытку нападения кошки на взрослую нутрию, кормившуюся На сильно обмелевшем и топком участке берега. Кот бросился к нутрии большими прыжками, но, завязнув в грязи, вернулся на прежнее место засады (М. П. Павлов). Свою жертву, если она мала, кот схватывает когтями, а затем умерщвляет, прокусывая шею или затылок. Имеются указания, что крупным животным кошка вспрыгивает на спину и старается перегрызть шею и сонные артерии (Бихнер, 1905; Хальтенорт, 1957). Бросившись на добычу и не поймав ее, за ней не гонится.

В желудке кошки, добытой во время охоты, обычно находят 3—7 мышей или полевок, но в «мышиные» годы значительно больше. В Кавказском заповеднике 8/III—1934 г. в желудке кота обнаружены 16 мышевидных грызунов и 1 синица; общий вес их был около 270 г. В одном желудке кошки были даже 26 мышей, которые весили около. 500 г (Сатунин, 1915).