Сибирская рысь

На правом нагорном берегу Енисея рысь встречается чаще, чем на левом, но и там обычна лишь в области верховьев Тунгусок (Н. Наумов, 1934). Очень редок этот хищник на Нижней Тунгуске; за 1926 и 1927 гг. добыта лишь одна рысь. Южнее, в бассейне Подкаменной Тунгуски она более обычна, особенно в восточной его части (pp. Татара, Оскоба, Соба); повсеместно встречается в Катонгском р-не (Н. Наумов, 1934; Подаревский, 1936). Еще далее на юг, в бассейнах Ангары й Чуны рысь обычный зверь. Например, в Чуно-Ангарском р-не раньше добывали более 50 рысей за сезон (Троицкий, 1930). Весьма обыкновенна в верховьях илима, Лены, Киринги, в Усть-Кутском, Жигаловском и других р-нах. Особенно же многочисленна в лесах Западного и Восточного Саянов, где добывается сотнями, а также на хребте Хамар-Дабан и его отрогах. Северо-восточнее, в пределах Ленско-Хатанского края рысь весьма редка и промыслового значения не имеет. Очень редка и южнее Ленско-Хатанского края. Напути от с. Саскылаха (нар. Анабаре) до Вилюя в марте — апреле 1935г. за всю дорогу встретили лишь пять следов этой кошки (Романов, 1941). В Якутии рысь к западу от Лены чрезвычайно редка и будто бы «совершенно отсутствует» в Оленекском и Анабарском р-нах (Белык, 1953), что вряд ли верно. Чем дальше на юг, тем эта кошка встречается чаще и в Витимо-Олекминском крае уже обычна, а в горной забайкальской тайге относительно многочисленна. На Витимском плоскогорье в Еравинском районе плотность рыси — 1—2 особи на 10 км2 (В. Гудрытис).

В юго-западном Забайкалье в 40—50-е годы рысь стала проникать в лесостепные и степные районы. Так, она теперь обычна в долине Уды, где держится не только в таежной полосе, но и в лесостепи. Изредка даже забегает в степные участки, например в окрестности с. Ониноборского в 1946 г. (Фетисов, 1953). Рысь стала более или менее обычна в Кударинском аймаке на Селенге и с 40-х годов текущего столетия постоянно встречается в лесостепном Кяхтинском аймаке (в 1947 г. добыто 6, в 1948 г.— 1, 1949 г.— бив 1950 г.— 6), где раньше отсутствовала (А. Н. Леонтьев); особенно сильно численность возросла там в 50-х годах. В 1951 г. ее добывали в 18 км от Кяхты у Суктуя, а в 1952 г. в 35 км от этого города у Усть-Кирана. В 1953 г. один охотник у Кяхты добыл 3 рыси. Теперь зверь постоянно обитает на Сафроновском хребте, находящемся в Кяхтинском аймаке; в 60-х годах в этом аймаке рысь добывают регулярно (А. А. Московский). В верховьях Чикоя (Красно-Чикойский район Читинской области) в 1966 г. на площади 1380 км2 за сезон добыто 7 рысей, следы их встречались часто.

В юго-восточном Забайкалье в 40-х годах рысь постоянно не встречалась, а лишь заходила туда из соседних гор (Фетисов и Хрусцелевский, 1948). В 50— 60-х годах она уже в этом районе оказалась нередкой во многих местах и держалась не только в лесных, но и в лесостепных и степных угодьях. В 1968 г. рысь была обычной у пос. Тургэн на р. Тургэн-Голе (Кыренский район Читинской области). Вниз по Онону она часто встречалась и по левому и правому берегу (в Акшинском и в Ононском р-нах) по восточным отрогам Пограничного хребта. Эта кошка теперь постоянно живет в островном сосновом бору Байн-Ца-гане, окруженном степью (А. А. Слудский). На севере Ононского района рысь держится в междуречье Турга-Унда, нередка в вершине Борзи и на хр. Бугу-цей (Седуха) (Некипелов, 1960; Д. В. Шахуров). Встречается в Быркинском р-не по Аргуни в 20—30 км ниже Нерчинского Завода. Отсюда отмечаются заходы рыси много южнее (Чашино-Ильдикан и Доно). Встречается в верховьях Аги (Некипелов, 1960). Таким образом, за последние 20 лет рысь заселила почти все лесные и лесостепные районы юго-восточного Забайкалья и в большинстве мест теперь обычна.

Еравинском районе плотность

Далее на восток, рассматривая с севера, рысь изредка встречается в Верхоянском хребте, южнее его (Огнев, 1926) и в бассейне Яны (pp. Дулгалах, Адыге и окрестности Верхоянска, 67° 15 с. ш.; Тугаринов, Смирнов, Иванов, 1934). Редка в бассейне Индигирки-(Адлерберг. 1935); наиболее здесь обычна в Оймяконском и Момском районах (Белык, 1953). Еще восточнее в верховьях и в среднем течении Колымы, по нагорному берегу реки рысь уже в конце прошлого века из-за интенсивного преследования якутами и юкагирами стала очень редкой, тогда как в прежнее время этот хищник был здесь будто бы обычным (на Анюйскую ярмарку в 1852 г. привозили 30 шкур рысей; Иохельсон, 1898). В начале нашего века (Сергеев, 1926) в Колымском крае рысь добывалась редко единичными экземплярами. Начиная с 20-х годов наблюдалось значительное увеличение численности рыси. Так, в 1924—1925 гг. рыси стало «много» по левому берегу Колымы. Одновременно она оказалась довольно обычной по Омолону и на Большом и Малом Анюях, где численность оставалась довольно высокой еще в 1939 г. (Портенко, 1941). В бассейне Пенжины эта кошка начала появляться впервые около 1923 г.; до этого здесь ее не знали. Позднее следы наблюдались по всей долине Пенжины, где есть древесная растительность. В начале 1935 г. рысь добыта в окрестностях с. Рекинников, а в 1931 г. в верхнем течении Пенжиной (Портенко, 1941; Бажанов, 1946). Начиная с 1937 г. рысь в Пенжинском р-не добывается почти ежегодно. Особенно много ее шкур заготовили в 1944 г.— 11 (Грибков, 1967).