Враги, болезни, паразиты, смертность, конкуренты степной дикой кошки

Врагами кота можно считать собак из аулов и поселков охотников-ондатроловов. Нападение на этих котов волков и лисиц, многочисленных в дельте или, не отмечено (А. А. Слудский). В юго-западном же Таджикистаневолк — наиболее серьезный их враг. Там известно 3 случая, когда волк разрывал норы котов. К врагам степного кота относят и камышевого кота (Чернышев, 1958). В Узбекистане в Каршинской степи в гнезде филина был найден череп полуторамесячного котенка (Кашкаров, 1967), а в южной Туркмении в Бадхызе обнаружен котенок, убитый балобаном (А. А. Слудский).

Серьезный конкурент кота по кормам и убежищам — лисица, численность которой в несколько раз превышает его численность, на втором месте — камышовый кот, в меньшей степени — волк, шакал, солонгой и хищные птицы. Списки кормов степного кота, камышового кота и лисицы почти одинаковы, и живут эти звери часто в одних и тех же биотопах. В то же время многочислен степной кот лишь там, где другие виды мелких кошек встречаются редко или отсутствуют совершенно. В юго-западном Таджикистане в тугаях многочислен камышовый кот, степной же в них лишь заходит (Чернышев, 1958). В то же время в тугаях Казахстана, где нет камышового кота, степной кот весьма обыкновенен.

Неоднократные попытки выделить от кошек, павших во время эпизоотий чумы среди грызунов, культуру этого заболевания, всегда оказывались безуспешными, — по-видимому, они чумой грызунов не болеют. Во время эпизоотий туляремии среди песчанок и зайцев в низовьях или отмечались случаи падежа и степных котов. После эпизоотии туляремии 1939—1940 гг. в низовьях или, в 1941 г. численность кота резко снизилась, но, возможно, не в результате гибели от болезни, а от недостатка кормов, так как вымерли грызуны. В низовьях или большой падеж этих котов наблюдался осенью 1944 г., но причины их гибели не установлены. В тот год охотники иногда находили сильно истощенных кошек с отнявшимися задними ногами. Больные звери забивались в брошенные охотничьи балаганы.

В среднем течении или в 1947 г. с осени было очень много мышевидных грызунов. В середине зимы 1947/48 гг. среди них начался массовый падеж, одновременно в большом количестве гибли и домашние кошки. Причиной гибели кошек считали инфекционный энтерит. Кошки заболевали, поедая грызунов. Эпизоотия началась еще в 1946 г. В зимы 1948/49 и 1949/50 гг. в ряде районов юго-восточного Казахстана имел место массовый падеж мышевидных грызунов и песчанок от пастереллеза И паратифа. Одновременно в тех же районах отмечен падеж домашних и степных котов, причем первые вымерли в некоторых поселках совершенно (Слудский, 1954). В низовьях или в ноябре 1948 г. во время эпизоотии среди домашних кошек у одного охотника пали 3 молодых степных кота, живших у него с весны. Одновременно трупы степных котов находили в соседних угодьях.

У домашних кошек заболевание протекало очень быстро. Часто кошку, которая еще вчера ловила мышей, на другой день находили павшей. Обычно кошки погибали на второй день в сильных судорогах (А. А. Слудский). В январе 1949 г. павших степных котов находили в Луговском районе Джамбул ской области.

Кошки, как правило, сильно инвазированы гельминтами. У 25 исследованных кошек из низовьев или было найдено 9 видов паразитических червей. Причем они оказались зараженными на 100%. Taenia pisiformis паразитирует в тонких кишках. Они обнаружены у четырех кошек в количестве от 1 до 52 экз. Наиболее сильно кошки были заражены цестодой Hydratigera taenia-formis. Этот паразит обнаружен у 22 особей (88%) в количестве 50—100 и до 243 экз. Паразит тонких кишок Dipylidium rossicum найдена 3 раза в тонких кишках по 2—10 экз. Toxocara mystax обнаружена в кишечнике 13 раз (52%) —до 22 экз. Uncinaria stenocephala найдена в тонких кишках. Spiro-cerca kasachstanica встречалась в пищеводе и желудке пяти кошек по 3—4 экз. Protospirura sp. найдены у одного зверя в количестве 4 экз., Rictularia affi-nis — у пяти кошек по 1—12 экз., Rictularia sp. — в тонких кишках у одной особи (Агапова, 1953).

В юго-западном Таджикистане у степного кота обнаружено 9 видов гельг минтов (см. -табл. 22) (Чернышев, 1953).

В большом количестве

Эктопаразиты изучены еще мало. У кошки, добытой 4/IX—1955 г. угоры Джамбыл в восточной части Бетпак-Далы, найдены клещи двух видов: Нае-maphysalis numidiana и Rhipicephalus sp. (Г. В. Ушакова). В юго-западном Таджикистане на кошках паразитируют клещи Hyalomma dromederii и Нуа-lomma sp. (В. И. Чернышев). Из 9 кошек, добытых в низовьях или в декабре 1950 г., 8 совершенно не имели эктопаразитов, у одной же найдена одна блоха (А. А. Слудский). В юго-западном Таджикистане на кошках и в их норах обнаружены блохи Ctenocephalides canis, С. felis и Mesopsylla sp. (В. И. Чернышев). В Туркмении же на них найдены Xenopsylla gerbilli, X. conformis, Synosternus pallidas, Caenopsylla laptevi; причем зимой блошиный индекс был низким; еще реже встречались клещи (Hyalomma asiaticum) (Сапоженков 1961).

Молодые и взрослые коты гибнут иногда, по-видимому, от весенне-летних пожаров тростников и тугаев, которые в долинах пустынных рек бывают ежегодно. Частично котята могут гибнуть от очень сильного летнего паводка, во время которого вода заливает некоторые логова кошек. Для взрослых котов паводок мало опасен, так как они прекрасно и подолгу плавают.

Иногда кот гибнет в нефтяных озерах и лужах. В начале 1957 г. в Туркмении на территории Репетекского заповедника образовалась лужа нефти площадью 2000 м2, глубиной до 70 см. В этой луже за весьма короткое время погибли тысячи различных животных, в том числе и 3 степных кота, которые, пытаясь достать зверей или птиц, попавших в нефть, сами в ней завязли и погибли (Сапоженков, 1958).